February 11th, 2010

Премия имени Ивана Петровича Белкина - 2010

К предшествующей записи.
Вчера в Овальном зале ВГБИЛ состоялось оглашение лауреата премии за лучшую повесть 2009 года. Каковым стала Ульяна Гамаюн. Самой лауреатки не было в зале. Ее заменяла редактор, Ольга Новикова.
А вот что я пишу в обзоре прозы в "Континенте" об ее повести:

В прозе «Нового мира» обращает на себя внимание повесть математика из Днепропетровска Ульяны Гамаюн «Безмолвная жизнь со старым ботинком» (№9). Это сюжетно небрежное, витиеватое повествование: то ли воспоминание, то ли греза умирающего немолодого человека о своём приморском детстве. Но узнаём мы об его авторстве лишь на последних страницах. Почти до самого финала повествование ведет девятилетний мальчик, слог которого отличается, однако, невероятно цветистыми изысками. Мальчишеская компания ведет вольную жизнь, на лету схватывая детские радости. Однажды ее внимание привлекла таинственная глухонемая старуха, поселившаяся в домике на берегу. В другой раз ребята следят за жизнью приехавших в городок двух художников и умирающей от туберкулеза красавицы. Эти герои - Дылда, Робин и Лиза - образуют любовный треугольник: он любит ее, она живет с другим, который изменяет ей с местной красоткой. Порыв ветра уносит шляпу героини в море, мальчишки кидаются за шляпой, и двое из них тонут, выживает лишь рассказчик – его вытаскивает на берег старуха. Повесть выполнена в традиции южнорусской («черноморской») прозы – нарядно-живописной, метафоричной, жизнелюбивой. Однако при дефиците действия такая проза напоминает какие-то роскошно-мертвенные пещерные сталактиты. Вот, например, как описаны главным героем свежие булочки на рынке:
Под зонтом на деревянных козлах разложены были наши с Дюком цветные сны: теплые, с лаковыми, медово-желтыми брюшками и белыми боками. Целомудренно скрытые белой марлей, словно невеста вуалью, они источали божественный аромат. Медовый дух сводил с ума целые полчища ос, которые в сластолюбивом исступлении кружили над марлевыми покровами, не в силах ни добраться до вожделенной добычи, ни улететь прочь. Одурманенные тем же медовым мороком, мы с Дюком – две маленькие, вертлявые осы – останавливались аккурат напротив зонта. Со сладким молоком на веках, с ветерком на затылках, мы готовы были смотреть свои цветные сны.
Небесталанная эстетская безделка.

Учрежден новый диплом - Дистанционный смотритель. Каковой предназначается отсутствовавшему Льву Данилкину.
Я на слух не уловил, в чем логика дистанции. Но Данилкин яркий критик, конечно. Его книгу о прозе 2008 года я пролистал с большим удовольствием.